?

Log in

No account? Create an account

olga_kajarskaia


Догфренд: психология собак

Новая кинология: больше, чем "позитив"


Previous Entry Share Next Entry
Цезарь Миллан и его воздействие
olga_kajarskaia

Репортаж американской владелицы собаки, которая поняла, что такое Миллан после личного общения с ним. К сожалению, она заплатила за это здоровьем своей собаки.

Von Ligia Morris in Beyond Cesar Millan

Я живу в Лос Анжелесе (Калифорния), работаю костюмером для кино- и телестудий, а также для индустрии развлечений. Сейчас я уже не могу вспомнить, когда я впервые посмотрела шоу Миллана на канале Nat Geo. Скорее всего, это было в 2003 или 2004 году. Я не являюсь профессиональным тренером, но я всегда интересовалась тренировкой собак.

Почему меня заинтересовало именно шоу с Милланом?

·Имя – оно напомнило мне специалиста по общению с лошадьми Брука Браннамана, которого я очень ценила и о котором много читала.

·Название: «Психология собак» - я даже представить себе не могла, что Nat Geo способно показывать шоу с психологом собак, который таковым не является.

·Меня привлекло, что в шоу показывали быстрые решения проблем. За 5 минут можно получить определенные результаты.

·Меня также привлекла моя личная связь с каналом Nat Geo.

·И еще мне было важно, что о Миллане говорили, что спасал питбулей от смерти.

Перед тем, как описать случившиеся,  мне хотелось бы немного рассказать о своей ситуации.

Когда я переехала из Нью-Йорка в Лос Анжелес, у меня было две таксы. Уже в Нью-Йорке у нас начались проблемы со старшей: она была нечистоплотна. Поэтому я купила книгу по воспитанию собак. Книга называлась «Дружелюбная тренировка собак». Чтобы правильно выполнить тренировку, я пригласила рекомендованного в книге тренера из ассоциации Humane Society. Так я положила начало своему увлечению тренировкой собак.

Если я вижу или читаю что-то интересное и при этом обладаю достаточными финансовыми средствами, я нанимаю помощников. В то время у меня не было возможности посмотреть ролик в youtube, где тренеры показывают свои методы.

Я переехала из небольшой квартиры в собственный дом с садом. Мое новое жилье оказалось идеальным местом, где началось мое путешествие в мир общения с собаками. Я основательно выискивала подходящего заводчика. Но заводчик, которого мне очень рекомендовали, меня сильно подвел (но это отдельная история).

Так, мой первый фила умер в возрасте 1 года от ослабления иммунитета. Мое горе было неутешным. Только потом я поняла, что его смерть, наоборот, оказалась радостным событием. Собака была гиперактивной. Она могла меня укусить, когда я подходила к ней, если она лаяла у ворот. Обычно с фила такого не бывает.

Но я взяла тренера, который мне показал, как я должна обращаться с собакой. Она провела небольшую тренировку с помощью лакомства, но и посоветовала использовать строгий ошейник. Мне она понравилась тем, что принимала участие в семинарах Иена Данбара.

Смерть Бигги меня очень огорчила. Тогда мой муж подарил мне другого филу. На этот раз мы приобрели филу бразильеро из шоу-линии. Осторожно: качество животных у некоторых заводчиков равнозначно качеству ветеринара! К тому времени по телевизору начали показывать первые серии шоу с Милланом по каналу Nat Geo. Я решила воспользоваться случаем и позвонила в Центр Психологии, чтобы назначить день приема.

Когда мой чудесный Чикори познакомился с Цезарем, ему было 5 или 6 месяцев. Таксам в то время было соответственно 2 и 3 года. Все прошло очень удачно. Цезарь прошел за мной в дом. Я не могу не согласиться, что в нем есть что-то, что впечатляет собак.

И все-таки первое, что сказал Цезарь было, что я должна доминировать над собакой, и что Чикори и маленькая такса борются за лидерство. Потом он мне показал, как я должна вести своего щенка филы на поводке. Я должна была часто говорить «тсссс», дергать за поводок и вцепляться в шею и корпус собаки. Когда я теперь вспоминаю об этом, я вспоминаю, как напуганы были мои маленькие собаки и как мой шестилетний фила от такого обращения однажды рухнул.

Милан объяснил мне, что мой фила не должен показывать маленькой таксе зубы. Он также сказал, что я этого всего не вижу, потому что не понимаю языка телодвижений собак.

Я попробовала ему объяснить, что дома мы все всегда общаемся дружелюбно и спокойно, и что мне нужно было только несколько советов на случай, если возникнут проблемы. Но он меня вообще не слушал, и, в конце концов, сказал, что порода фила бразилиано мне вообще не подходит. По его словам, собаку такой породы может содержать только доминантная личность, которой, по его словам, я не являюсь.

После посещения Цезаря я уже была убеждена в том, что все, что я делала с собакой, было совершенно неверно и что я – полная размазня. Приемы, которые он показал мне в тот день у меня дома, выглядели так, как будто они моментально приносят результат.

Но побочные эффекты, которые эти приемы давали в будущем, я не могла предвидеть. Они появились потом. (Эти побочные эффекты остаются и по сей день).

До того дня Чикори и такса Текс были дружелюбны к другим собакам. Но после встречи с Цезарем и моего нового способа ходить с ними на поводке произошло радикальное изменение того, что я выучила у тренеров, работающих положительными методами. Мои собаки становились все более недружелюбными и реактивными по отношению к другим собакам. Со временем их поведение настолько ухудшилось, что я не могла больше ходить с ними в парк. Мне оставалось выходить с ними только рано утром и поздно вечером.

После встречи с Милланом каждый прием пищи был сопряжен со стрессом: Миллан советовал всех собак кормить одновременно, а я должна была стоять над ними и доминировать. Таким образом, я стала надзирателем. Так я стала последователем Миллана и даже посоветовала его своим друзьям.

Мои знакомые, любители породы фила бразилиано, тоже были согласны с методами Миллана, в том числе те, кто помогал брошенным филам и ACO-Freunde.

Положительным в то время было только то, что я каждый день тренировала своих собак. Но это ничего не говорит о качестве моих знаний о собаках.

Когда я должна была поехать заграницу, я снова позвонила в Центр Психологии, где работал Цезарь, чтобы отдать туда свою собаку на передержку на 14 дней. Собаке такой породы трудно найти место для передержки, но Центр Психологии взял ее.

Но это место скорее напоминало воспитательную колонию. Различные питбули и помеси питбулей, а также человеческие надзиратели, которые были готовы на каждое движение собаки говорить «тсссс». Это мало напоминало общение собак. Маленькие собаки содержались все вместе, в одной комнате и спали все вместе на одной подушке.

Большие собаки тоже должны были постоянно быть вместе и вместе есть. На многих из них были электрошоковые ошейники. Но в то время я понятия не имела, что это такое. Цезарь объяснил, как все это работает. Я сфотографировала свою собаку на память, сказала ей «До свидания» и уехала. Я была совершенно расслабленна и совершенно уверена, что все будет хорошо.

Когда я забирала Чикори из Центра Психологии, я заметила рану на ее веке и спросила смотрителя, что произошло. Я не получила ясного ответа. Смотритель сослался на то, что он тут раньше не работал и ничего не видел. На моей собаке тоже был электрошоковый ошейник.

Я уехала домой и ждала возможности поговорить со смотрителем, который отвечал за мою собаку во время моего отсутствия. Мне рассказали, что моя собака – это боец, что бойцовые качества являются типичными для представителей этой породы (совершенная чушь!), и что я подписала договор об отказе от ответственности.  Поэтому я ничего не могла поделать.

Этот случай открыл мне глаза. После 14 дней в Центре Психологии поведение Чикори стало очень странным, когда я уходила из дома. Он хотел идти со мной. Его ничего не могло сдержать. Если я все-таки и оставляла его дома, он очень страдал. К тому же мы пошли на курсы собак-спасателей. В то время я очень увлеклась миром рабочих собак. Со своими таксами я занималась Earth Dog Trials (экзамен, на котором проверяется готовность собаки к работе и ее инстинкты – прим. пер.)

Постепенно я выучила у тренеров Sheriff- Büros и Earth Trial достаточно много о тренировке с положительным подкреплением. Тогда я поняла, к каким последствиям ведет агрессивная тренировка.

От обращения с Цезарем мой фила получил тяжелые повреждения, которые перешли в хронический стресс. Они выражались в фобиях перед шумом и грозой, а также в страхе расставания. Они проявились только через 10 дней после нашей встречи с «психологом собак».

Мой фила оказался слишком большим для работы спасателем. Поэтому я начала водить его на курсы пастушьих собак. В этом он хорошо преуспел. Тут я поняла, что мой фила не был чистопородным, в нем была кровь мастиффа, что сильно повлияло на его характер.

Во всяком случае, благодаря тренировке, мой фила стал хорошо социализированной собакой. Он хорошо ладит с другими собаками. Даже если это и было последствием использования телетакта, но я заплатила за это слишком высокую цену.

Я могу справляться с его страхами, применяя исключительно положительные технику тренировки, упражнения по расслаблению, успокоительные бандажи и DAP. Но проблемы не уходят насовсем. Это долгосрочное воздействие Цезаря Милана (включая воздействие электрошокового ошейника) оказалось для моей собаки разрушительно.

Цезарь Миллан – это шоу. Я работаю в индустрии развлечений. Продюсеры следуют сценарию, стараясь удовлетворять желания своих спонсоров. Отснятые материалы сильно обрезаются, чтобы долгое развитие от коррекции выглядят как быстро, а некоторые жестокие методы Цезаря маскируются - или удаляются.

Компания Herding Instructor Facility использует и другие ужасные методы, которые трудно себе представить, но о которых я знаю, как работник индустрии. Но я не имею права разглашать их, так как связана специальными договорами о неразглашении.

У Цезаря нет кинологического образования. Не похоже даже, что он сам не понимает, к чему приводят его действия в перспективе.

Существует много специалистов в кинологии, которые понимают, что к чему. Они сходны во мнении, что действия Миллана по большей части бессмысленны. Факт: Цезарь работает для телевизионного развлечения. Он использует сомнительные методы для объяснения своего телевизионного фокус-покуса. Несмотря на свой имидж непобедимого и всемогущего мачо, его часто ранят.

Вознаграждение, которое я заработала своим опытом с Милланом: я выучила, что я сама хороший тренер, я много выучила о положительном подкреплении, о происхождении собаки, поведении волков, о развитии собак, пастушьей работе и многом другом.

Я познакомилась со множеством тренеров и невероятно эффективными методами тренировки, в которых нет насилия и которые приносят мне и моим собакам много удовольствия и укрепляют нашу дружбу.

Перевод: Ольга Кажарская
www.dogfriend.org


  • 1
Можно я перепощу к себе в ЖЖ, но местами подредактирую текст?

  • 1